«Войны у них в памяти нету, война у них только в крови,
в глубинах гемоглобинных, в составе костей нетвердых…». Эти слова поэта-фронтовика Бориса Слуцкого можно отнести и к нам, теперешним. Ведь каждый из нас связан с Великой Отечественной Войной 1941-1945 гг. кровно, через родовую боль, страх, ненависть, гордость.

Да, мы, как у Высоцкого – книжные дети, не знавшие битв, изнывающие от своих детских катастроф. Но не нужно начинать третью мировую, чтобы стать настоящим героем. В своей «Балладе о борьбе» поэт точно сформулировал эту уникальную способность великих книг делать души их читателей великими:

Если мяса с ножа

Ты не ел ни куска,

Если руки сложа

Наблюдал свысока,

А в борьбу не вступил

С подлецом, с палачом, —

Значит в жизни ты был

Ни при чём, ни при чём!

Если, путь прорубая отцовским мечом,

Ты солёные слёзы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал что почём, —

Значит, нужные книги ты в детстве читал!

 

Художественное слово, поэзия создает новую реальность. Она может стать убежищем, пристанищем, если вы хотите скрыться от страшной действительности. Она может воодушевить и подарить надежду. Как это было в блокадном Ленинграде.

Когда мы говорим, что книга спасала ленинградцев, это не метафора. Были случаи, когда люди в буквальном смысле ели книги. Особенно старые издания, обтянутые коровьей кожей. Переплеты срезали слоями, размачивали, варили… Книгами топили. Сохранились строки поэта-блокадника Воронова:

Мы, чтоб согреться, книги жжём.

Но жжём их, будто сводим счёты:

Те, что не жалко, — целиком,

У этих — только переплёты.

Мы их опять переплетём,

Когда весну в апреле встретим.

А не придётся — вы потом

Нас вспомните по книгам этим…

 

Но гораздо важнее, что книги спасали не тела, а души этих несчастных людей. Н.К. Чуковский вспоминал: «В осажденном Ленинграде удивительно много читали, читали классиков и поэтов, читали в землянках и домах, читали на батареях и вмерзших в лед кораблях. Охапками брали книги у умирающих библиотекарей и в бесчисленных промерзших квартирах при свете коптилки читали, читали…».

 

За годы Великой Отечественной войны одна только Публичная библиотека обслужила 42 597 читателей, которые посетили ее 463 846 раз, и им было выдано 502 867 книг, журналов, газет и других документов.

Читали много, чтобы забыться, чтобы есть не хотелось…

 

2 марта 1942 года мальчишка-блокадник Юра Маретин взял обычную школьную тетрадку, поставил цифру «1» и записал: «Жюль Верн. Пятнадцатилетний капитан». К концу войны тетрадей было уже десять…

 

Другой мальчик, Серёжа Канцырев, ещё до войны начал собирать «уважаемые», как он говорил, книги на полке над кроватью. Он умер от голода, не дожив до прорыва блокады. В последний день жизни мальчик не хотел, чтобы его друг растопил буржуйку, отказался от кипятка. Единственным его желанием было услышать строки из любимой книги «Том Сойер».

 

Сегодня, спустя 75 лет после окончания той страшной войны, мы ПОМНИМ о Великой Победе наших отцов и дедов, о той огромной цене, которая была уплачена за нее.

И мы, педагоги, ученики и выпускники Лицея, наши родные, друзья и знакомые, читаем стихи, чтобы через СЛОВО, честное, жесткое, доброе, великодушное, стать лучше самих себя…

 

И Вы, все, кто чтит Память о нашей Великой Победе, можете присоединиться к нам…

 

от admin

WordPress Lessons