Сегодня мы беседуем с Владимиром Гершензоном, генеральным директором ООО «Лоретт», экспертом направления «Делаем станцию приема данных в L-диапазоне с метеорологических спутников своими руками».

— Владимир Евгеньевич, 30 лет ваша компания в авангарде науки в области приема данных с метеоспутников и спутников дистанционного зондирования Земли. Вот и теперь, на «Космической программе «Сириус-2021»вы продвигаете передовые идеи и говорите о смене парадигмы космической съемки.

— Так и есть. С огромной скоростью увеличивается количество спутников, появляются их новые модификации, очень быстрый прогресс камер, линий сброса данных и т.д. И, конечно, возникает задача адекватного приема этого гигантского информационного потока.

Традиционный способ получения информации – большие радиотелескопы, следящие за спутником и считывающие с него информацию. Но такая антенна может следить только за одним аппаратом. Кроме того, это капиталоемкие, крупные, сложные в обслуживании устройства. Именно поэтому возник вопрос, как делать распределенные центры.

Подобные станции приема позволяют ускорить, упростить и удешевить прием данных со спутников в режиме реального времени. В этом направленииработают и наши подопечные. Так, в прошлом годуна «Космической программе «Сириус-20» команда «Цойжив» стала победителем с уникальной системой, работающей принципиально иначе. Былаизменена схема, сделаны шаговые двигатели. В итоге движутся только облучатели, а тарелка остается неподвижной. 

В этом году команды направления решают задачу — прием снимка со спутника L-диапазона с помощью перемещения дрона над горизонтальным зеркалом приемной станции. Для этого участникам предстоит самостоятельно изготовить облучатель антенны; поработать над конструктивом дрона и разместить на нем облучатель и микрокомпьютер;научить дрон стабильно летать по оптическим маркерам с учетом нужной траектории и высоты;принять сигнал спутника и дешифровать его.

Идея пришла школьникам в голову на одной из смен Сириуса. Конечно, это потребовало от нас, взрослых, специальной подготовки – закупки дронов, которые дети могли бы собрать, проверки некоторых гипотез. Да, в этом году мы не постеснялись выйти с очень сложной задачей. Но и ребята в этом году очень сильные. 

— Ваша специализация – работа с космическими снимками и геопространственными данными. Это самое «утилитарное» направление на программе?

— Как посмотреть. Действительно, на космических программах мы стараемся доводить все до практического использования, чтобы это не было просто модельным экспериментом, некой абстракцией.

Так, прошлогодняя модифицированная станцияприема запатентована совместно с ребятами, и они уже получают отчисления  от продаж. Так что космическая программа — это не игрушечная история. Наши ученики по сути становятся нашими соавторами.

Кроме чисто утилитарных задач, всем понятных – связь, GPS, метеорология, карты и прочее, есть и чисто благородные, человеческие. Как это было на одном из проектов «Дежурного по планете», связанным с мониторингом и охраной бельков в Белом море. Детеныши тюленей могут гибнуть в большом количестве, так как в своих шубках еще не могут толком плавать и выбираться на поломанные, раскрошенные ледоколами льдины. Ребята создали оперативный штаб, который передавал информацию о местах размножения гренландских тюленей ледоколам. Штурманыежедневно получали сводку от «Дежурного по планете» и прокладывали курс так, чтобы не навредить тюленям.

Вот тот самый пример, когда космические технологии служат благородным человеческим целям.

— На лекции для участников программы вы призвали мировое сообщество задуматься о том, как поступать с гигантскими информационными потоками. И предложили не увеличивать облачные хранилища, а хранить данные малое время, необходимое для принятия решений. Это же революционная идея!

— Именно революционная. Публично эту мысль я озвучил не так давно на конференции в Москве.Ролик с этого выступления вызывал интерес в научных кругах, получил уйму просмотров на ютубе, большое количество репостов. Игроки плана Amazon и Microsoft поддерживают идею увеличивать облачные хранилища, давать к ним доступ, лучшие практики шерить и т.д. Чтобы в том числе развивалась вся индустрия хранения, потребления. Но мы призываем подумать о смене парадигмы вообще. В этом смысле я провожу аналогию с человеческим мозгом, который не хранит такие гигантские объемы информации, а использует только необходимое, например, для принятия мгновенных решений, как то – отпрыгнуть от мчащейся машины. Поэтому наше предложение простое – то, что не принято и не использовано сейчас, пропускать. И только какие-то срезы записывать и хранить, когда это нужно для многих. Ведь сейчас из сотен петабайтов, ложащихся в архивы, используются лишь проценты.

К этой мысли надо привыкнуть, ведь так тяжело доставались съемки из космоса, что хочется все сберечь, сохранить, записать. Но так не получится. Мы много в своей жизни такого сорта прогнозов делали, и практически все они сбывались. 

— Владимир Евгеньевич, расшифруйте для нас свой неологизм «техногеном».

— Это имеет непосредственное отношение к «Космической программе «Сириус-21», равно, как и к другим образовательным проектам. Мы заражены идеей наращивания техногенома во взаимодействии с детьми, потому что у них незашоренное, безбарьерное мышление. И в разговоре с ними специалисты могут понять и продвинуть совместные решения и вопросы.

Общение с детьми, их раскачка на идеи, наша фильтрация этих идей, последующее воплощение – это и есть наращивание техногенома. Это цепочка растущих историй от школы, черезобразовательные проекты к вузам и отраслевым компаниям.

На подобных программах мы встречаемся с новым типом исследователей, за которыми будущее космических технологий. Это уже совсем другие дети  — честолюбивые, артистичные, талантливые. Некоторые из них уже сейчас представляют собой редкую комбинацию менеджера и ученого. И таких ребят нам надо отслеживать, растить, пиарить и всячески поощрять.

Алена Мякинина

от admin15

WordPress Lessons